RSS RSS
Украина: Взгляд со стороны
Размещено в рубрике: Культура

Из Москвы во Львов пожаловал современный «Вий»

Вий Спектакль «Вий» Московского независимого театра с успехом прошла на сцене Львовского драматического театра им. Леси Украинский.

Толи обещанный в афише «кипяток» и запрет посещать спектакль «лицам, моложе 21 лет или нетрадиционной ориентации, и театральным критикам», или фамилия главного «кадета» Макарова — Александра Головина, или относительно невысокая стоимость билетов — от 120 до 150 гривен, — обеспечили в зале почти аншлаг.

Привязки к гениальному писателю Николаю Гоголю в афише не было, что и позволило создателям спектакля уже слишком свободно трактовать бессмертное произведение. От «Вия» осталась только сюжетная канва: ученик бурсы Хома Брут должен три ночи читать молитвы над умершей барышней — дочерью сотника. В версии москвичей (режиссер-постановщик Дмитрий Рачковский) барышня оказалась… геем (Евгений Сокольченко), причем живым. Александр Головин (Хома) мастерски сыграл парня традиционной ориентации, которого обстоятельства заставили общаться с представителями сексуальных меньшинств, хотя, как говорит барышня-гей, отвечая на аплодисменты зрителей: «Нас становится все больше…». Также зрителей радовали яркие наряды актеров, которые после спектакля были собраны на стеллажи и каждый мог их рассмотреть поближе.

Актеры периодически бросали реплики в зал: «Чего вы, извращенцы?» или «Девушки, я не такой!». В целом спектакль получился веселым, зажигательным, динамичным и модерным.

О интерпретации «Вия» рассказывает актриса и балетмейстер Московского независимого театра, исполнительница роли ведьмы Елизавета Кибкало: «Идея спектакля «Вий» появилась в 2005 году. С тех пор спектакль растет и развивается. С приходом новых актеров появляются новые шутки. Многие удивляются нашей интерпретации. Но сейчас много комедийных шоу — Comedy Club, «Наша Раша», КВН. Так почему бы для молодежи не сделать спектакль в этом духе. Это весело и смешно, потому что высмеиваются некоторые моменты нашей жизни, которых не должно быть, а с другой стороны — это все рядом с нами, только мы не всегда это замечаем».